Библиотека, читать онлайн, скачать книги txt

БОЛЬШАЯ БИБЛИОТЕКА

МЕЧТА ЛЮБОГО


Записки патологоанатома fb2 - актуальная информация.

Доктор Кузнецов без всяких церемоний открывает незапертую дверь, входит и смотрит в унитаз. Я вот даже не знаю и это очень, конечно, хорошо с какой голодухи можно набросится на ЭТО. Есть тема - косить под сумасшедшего, плеваться, орать, вредить всему с чем не согласен, дерзить в глаза, высмеивать идиотов, задавать неудобные вопросы и не ждать на них ответа, попивать в сладость горькую и многое другое, что создает тебе репутацию, человека, для движения в ногу со временем, ненадежного, тихой сапой расшатывающего пресловутые общественные устои. И, вообще, Военно медицинская академия - это одно из немногих учебных и научных учреждений, которые можно назвать колыбелью медицинской науки, практики, где творили и давали жизнь всему новому в медицине: медицинским технологиям, передовому образованию. И иначе быть не может. Нет пути обратно, все неисчислимые жертвы, принесенные ранее державному Молоху оказались напрасны. Когда после рукопожатия наводят гигиену, обижаемся. Вещая с клира, вроде бы правильные, понятные прихожанам вещи, они завсегда поступали наоборот. Душа со мной, а сердце в Академии. Стоит отметить также, что наряду с забавными и курьезными рассказами в сборнике имеет место часть под названием «Криминальные аборты». Мой рыжий приятель опять резко поменял тему.

К группе, предпочитающей находится в центре всеобщего внимания. Так могло произноситься замысловатое прозвище, или отчество, так же не типичное для наших мест, но ни как не фамилия, если представляющийся владел русским языком. Вероятно его тревожат воспоминания о чем то сугубо личном, некогда потрясшим и расстроившим на долгое время. Ко дну прилипла маленькая скрученная шкурка от сала. Остаток своих дней, я бы посвятил извлечению секретов магии, заключенной в моем камне. Могучий парнюга парень — здесь не подходит , согнув голову, пролез в дверь, отодвинув баб—понятых. Кидалово став нормой жизни внутри страны, переходило на международный уровень. Это порождает иллюзию свободы, а иллюзии, как известно украшают бренное, скупое на радости бытие, однако помни, что, прыгнув с размаху на мнимый матрац, можно жестко приземлиться.

То, что и было, по легенде, поп Верхотуров, сдал властям в начале двадцатых, якобы искренне вдохновившись государственной программой - Золото в обмен на паровозы. Почему не любят, секрет простой. И вопрос - доктор, сколько мне осталось? Я удивленно покосил бровью. Ну да лиха беда-начало. Со смертью - да, с мертвецами отнюдь -- так, нечастая рутина. Ни цветов, ни свечей соответственно. Не знаю почему , но все написанное в этой книге, я считаю правдой. Не знаю и за какие заслуги он получил дом, сейчас, по прошествии стольких лет не важно.

Однако среди тех, кто бодро шагал по жизни вне голубого экрана, лиц не было. Им впрочем, не привыкать. Михаил Александрович был домосед, любитель дивана, телевизора и книжек. Настроение было ни к черту. Прадед был хозяйственным, работящим, но по - крестьянски осторожным человеком.

Благодаря удивительной способности подмечать детали и незаурядному писательскому таланту, Андрей Ломачинский — судмедэксперт с тридцатилетним стажем, дает возможность людям, никак с данной профессией не связанным, заглянуть по ту сторону и увидеть эту довольно своеобразную работу такой, как она есть. Я согласно кивнул и представился в свою очередь - Львович. Пошёл периферийные лимфоузлы пальпировать, лезет в пах, давит под мышками и над ключицами. Работал он дежурным эликтриком-цэпэушником, точнее оператором центрального пульта управления ЦПУ на какой-то мудрёной подстанции. А то мы привыкли сетовать, что никак то они верный диагноз сразу определить не могут, а ведь врачи! Кто не с нами, тот против нас! Бармен за стойкой испуганно дернулся и прибавил звук телевизора. В развитых демократических странах, принимаемых как образец для подражания, они скромны, хотя и не менее одиозны. Доктор Райтсман и доктор Кузнецов были близкими друзьями.



copyright © betonkupitspb.ru